Face.ge is a social network offering you an opportunity tocommunicate with your friends, meet new people and find out what otherpeople think about you. For using the site log in or register!
beqaia89 blog

Шипы не для Розы

Удивить трудно сообщением, что умер человек. Огорчить, заинтересовать – тоже трудно. Вообще – не новость это давно: человек умер. Ну а что с ним, собственно, ещё произойти может? Не умер сегодня, так завтра помрёт. И каждый раз огорчаться? А я всё же протиснусь сквозь этот бамбук неотложных и важных сообщений о самолётах, реформах, депутатах, биржах, революциях, чудесах косметики и гастарбайтерах в вагончиках. Умерла Роза. Да, именно та, что из Старых Гагр, где Жоэквара до войны однажды вышла из берегов; да, та, что работала учителем русской словесности; да, та, у которой был брат – известный зубной техник; да, та, чья мама каждый день с утра до вечера мыла, готовила, куда-то спешила; да, та, чей отец был известным городским терапевтом в 1940-1950-х гг., да, та, что переехала позже в Новые Гагры на Церетели, а потом - в дом умершего брата Аполлона и снова вернулась в прошлом году в Новые Гагры, поселившись вместе со своей родной сестрой Лали. Роза Кардава была подругой моей мамы. Когда моя бабушка из Москвы отправила свою дочь Натэлу в 1941 к тёте на курорт, оказалось, что отправила она её надолго, на несколько лет. Пока нацисты щадили город для своих фюреров разного калибра, на пляжах всесоюзной здравницы загорала моя мама. Но всё-таки и до Гагры война дотянулась одной из своих отравленных колючек. Маме было грустно и голодно. Семья Кардава отогрела весёлый нрав Натэлочки, и уже она влекла чуть медлительную и боязливую Розу к разным приключениям. То они смеялись в школе, не в силах остановиться, до красноты, до одури из-за какого-то пустяка, то ныряли между судами в бухтах, не нуждаясь ни в каких масках – слишком хороши были их собственные лица, то ходили в госпиталь помогать стирать бельё для раненых, то бегали с оравой девчонок по разогретым от моря до ливня улицам города, пугая прохожих, особенно мальчишек, то тихо рассматривали книги отца Розы, негодуя на иллюстраторов некоторых статей.

Прошли годы, и уже я, подростком, со своими родителями стал приезжать в Гагры, где мы поселялись в простом гостеприимном доме тёти Розы и бабы Ани. Море было неподалёку, но Роза не хотела спускаться к нему. Зачем? Пусть другие проверяют, здесь ли оно ещё. Заглядывали какие-то соседи, постояльцы, прибегали сестра Лали и её бойкаядоверчивая дочь Элла. Я находился в дремотных грёзах, мир был так устойчив в те годы, что призыв бороться за мир во всём мире не доходил до сознания, поскольку именно весь мир томно уживался, ужимаясь в комнатках на улице Церетели. В этом мире мы купались, ели фрукты, играли в лото, читали романы, обсуждали дворовые новости и умилялись простодушию Розы, её неустанной способности видеть вначале хорошее, а уже потом – иногда обманываться.

Снова прошли годы. Как они ходят, я всё думаю? Походкой, наверное, отличаются. Мы перестали ездить семьёй на юг. Вскоре война занялась этим краем. Бороться надо было за мир, а не арбузы трескать! Розу не тронули, но на зиму она уезжала в Гори, возвращаясь весной в Ущелье. По телефону полухныча (такая манера была у Розы) она говорила маме: «Лилечка, ну приезжайте к нам, у нас всё спокойно». Как я хотел, чтобы встретились две подруги, встретились и зашагали по набережной к Колонаде, становясь частью чудесного пейзажа, сшивая синее и зелёное полотна в немыслимое знамя не для парадов, а для пляжного раздолья, неги, надежды и, если уж не счастья, токакого-нибудь хорошего его признака с ароматом магнолии и вкусом спелой сливы.

Вам не смешно? Прошли годы. Моя супруга с пятилетним сыном отправились на курорт в Сочи. Конечно, они стали искать Розу. И обнаружили её опять в Новых Гаграх – дом Аполлона пришлось продать. Следуя изложенному Розой маршруту, мать с сыном бродили по маловыразительным дворам, пытаясь отличить один дом от другого. Несколько раз парочка прошествовала мимо пожилой дамы, явно ожидавшей кого-то. Конечно, дамой оказалась Роза. Она заплакала, увидев людей, с которыми была знакома только с моих слов. Но она справилась с собой. Справиться с собой – это не плакать минуть десять. Мой сын позже сказал о Розе: «Прикольная тётка». Роза всей нашей семье на прощанье подарила тёплые носочки. Чувства Розы были плохо соединены с её волей, поэтому главными у Розы были не цели, а переживания. А, кстати, зачем нужны цели, если за ними всё равно настанут переживания? Когда-то Роза предложила моей маме креститься. Хорошее предложение получилось. Но если бы папа не взялся за это дело практически, из предложения этого ничего бы не выросло. Ну вот такая у нас Роза была – настойчивая в мелочах и забывчивая в чём-то крупном. Но разве можно, живя столько лет на берегу моря, удерживать равновесие?

Минул ещё год. И в эти сентябрьские дни, которые ко всему имеют отношение и ни к чему конкретно, выяснилось, что наша Роза в какой-то час перепутала двери и вышла на другое крыльцо. А мы решили, что умерла.

Если в вашем сердце есть место соболезнованию, позвоните по номеру: 4-49-11.

Александр Снегуров, г. Москва


Tags:

 
Interesting
positive votes: 0  |  negative votes: 0

Write comment:

 

User
offline
offline beqaia89 (28)
რუსეთი, Moscow, Москва



Blogs: tags
Entries archive
© 2017 Face.ge - all rights reserved.